Развлечение микадо

Развлечение микадо

Однажды Джон Сабо, опытный борец и боксер, открыл местную газету и прочел объявление о нача­ле открытого городского турнира сумоистов. «Су­мо? — Джон на секунду задумался, а потом снисхо­дительно улыбнулся. — Да это же упрощенная раз­новидность вольной борьбы! Вдобавок и правила пустяковые. Всего-то нужно вытолкнуть соперника за границу ринга. Правда, есть у этого сумо какая- то особенность...». Джон наморщил лоб, пытаясь вспомнить. Однако в голову так ничего и не при­шло, и он потянулся к телефонной трубке, чтобы подать заявку. В самом деле, почему бы не добавить в свой послужной список еще одну победу?

Вообще-то, Джон Сабо — обычный грузчик. Весь день он таскает на себе ме­бель, а после работы отправляется в фитнес-клуб. Там он качается, занимается всеми видами единоборств, от дзюдо до экзотического в США савата, и заодно проводит спарринги по боксу. Правда, желающих побоксировать с Джоном ма­ло: соперник любой квалификации уже через пару минут получает сокрушитель­ный нокаут.

Отец Джона — вьетнамский ветеран, бывший спецназовец. Это он привел сына в бодибилдинг, но при этом не уставал по­вторять, что без бойцовских навыков большие мышцы — это постыдная для мужчины «косметика». Джон внял науке и к 25 годам накопил почти десяток черных поясов.



СУМО НАВСЕГДА!

...В первой схватке Джон победил легко, благо у него за пле­чами был немалый борцовский стаж. Пришел черед второго поединка. Джон уверенно вышел на борцовскую арену, и тут его лицо окаменело. Перед ним стоял двухметровый гигант, весящий, похоже, больше 200 кг. Сознание Джона как будто осветила яркая вспышка. Он вдруг разом вспомнил выскольз­нувшие вчера из памяти строчки давно читаной книги об ис­тории восточных единоборств: «...в традиционной японской борьбе сумо отсутствуют весовые категории». Ну да! Как он мог забыть? Ведь сумо возникло в глубокой древности как кровавая забава верховного японского правителя микадо. Борец выталкивал противника на копья за границей круга! Поединок всегда заканчи­вался смертью или тяжелым увечьем. Ка­кие там весовые категории! Согласно жес­токим нравам того времени победить дол­жен был сильнейший, и точка! Если вер­нуться в день нынешний, то копья, понят­но, остались за бортом истории, а вот глав­ную «изюминку» правил, делающую сумо острым и увлекательным зрелищем, япон­цы оставили без изменений.

«Если так, то мне крышка!» — подумал Джон и все равно с решимостью смерт­ника пошел на противника в атаку. По- борцовски ловко он нырнул под великана, надеясь резким толчком сбить того с ног. Соперник даже не шелохнулся, и в то же мгновение Джону показалось, будто его ритуальный пояс маваси подцепил крюк портового крана. Ноги потеря­ли опору, а еще через секунду он уже летел по воздуху точно пушечное ядро и с грохотом приземлился прямо в зал, раз­метав во все стороны зрительские стулья и самих зрителей...

В раздевалке Джон с трудом унял кровь, ручьем шедшую из сломанного носа. Физической боли он не чувствовал. Ее напрочь вытеснила боль от прилюдного унижения. Хуже все­го, что в зале сидел его отец. Поначалу тот и слышать ничего не хотел об участии Джона в турнире. Подумать только! Его сын натянет смешные памперсы и будет толкаться на ринге с какими-то жирными хомяками! Джон с большим трудом уговорил отца придти и поболеть, ну а теперь, после случив­шего, не мог смотреть ему в глаза...

Что же касается сумо, то Джон уже знал, что этот вид спорта пришел в его жизнь надолго, по меньшей мере, до реванша.

БЕЗ КОМПРОМИССОВ!

Сомнений в себе у Джона не было. Как-никак ключевое слово в любом виде бойцовского поединка — техника. Она стирает различия в габаритах. «Правда, если в сумо нет весовых категорий, то это уже и не техника вовсе, а великое искусство», — подумал Джон.

В подтверждение своих мыслей он натолкнулся в Интернете на рассказ об одном из величайших суматори прошлого, не знающего поражений. Тот был на удивление низкого роста. Легенда гласит, будто будущий великий борец намеренно набил себе на голове огромную шишку, чтобы казаться выше и пройти отбор в школу сумо.

Короче, дело оставалось за малым — освоить виртуозные сумоистские приемы.

В прошлом один из видных функционеров японской федерации сумо как-то посетовал: «Ни одна другая страна никогда не сможет родить истинного сумоиста. Для большинства иностранцев сумо — это всего лишь хобби. Ну а на самом деле борьбой сумо надо жить». Если бы он знал Джона Сабо, то наверняка поменял бы свое мнение.

Ради подготовки к новому турниру Джон бросил работу. Со съемной квартиры ему совсем скоро пришлось съехать. В течение года Джон спал на заднем сиденье своей машины, припаркованной у стены спортклуба. Итогом лишений стала золотая медаль.

НА РОДИНЕ СУМО

Летом 2006 года Джон поехал в Японию, чтобы тренироваться с лучшими из лучших. Поездка была организована местной федерацией сумо для подающих надежды иностранцев.

В стране восходящего солнца Джону пришлось нелегко. Местные жители считают выходцев из других стран плохо воспитанными детьми, которым еще только предстоит научиться у японцев настоящей дисциплине. Однажды Джон даже получил оплеуху по лицу за то, что слишком громко разговаривал с приятелем в присутствии сэнсея.

Алексей Петров offline
Задайте вопрос тренеру-консультанту.
И он с удовольствием ответит
на интересующие вас вопросы.
Тренер online!

Хотя Джон проживал в лагере сумоистов по официальному приглашению, серьезным борцом его долгое время не считали и первый раз выпустили на ринг против 15-летнего начинающего подростка. Джон хотел было обидеться, однако через пару секунд оказался за границей ринга. Второй и третий поединки прошли с тем же результатом. Вот так Джон лишний раз узнал цену высокой технике.

Почти месяц Джон безуспешно сражался с подростками. Иногда, отчаявшись, он прибегал к приемам вольной борьбы. Джон делал захват головы, благо это не запрещено, и выталкивал соперника с арены. Японские учителя недовольно хмурились и засчитывали ему поражение. Схитрить в честном поединке для японца означает большой позор.

По примеру местных чемпионов Джон почти непрерывно ел рис и лапшу, но так и не научился вставать несколько раз за ночь, чтобы поесть. Между тем, японцы безжалостно будили посреди ночи всех иностранных стажеров и гнали к котлу с рисом. Джон в полудреме передавал свою полную миску соседу-японцу и снова валился на подушку. «Все это здорово напомнило мне юные годы, когда я качался, — рассказывает Джон. — Нигде питанию не придают столько значения, как в бодибилдинге и сумо. Вот только набор жира сумоисты считают за благо. Но пусть вас не обманывают толстые складки на животе. Борцы сумо обладают силой штангистов и стремительностью спринтеров».

В конце-концов Джон стал брать над подростками верх, и ему доверили спарринги со взрослыми бойцами. Еще через месяц японцы признали в нем настоящего борца.

К СЛАВЕ!

На последнем национальном Кубке сумо Джон вышел против 190-килограммового чемпиона Сагато... И выиграл! Зрительный зал разразился восторженной овацией! Рядом с гигантом-японцем Джон Сабо казался лилипутом. Прием, который он при­менил, называется окуридаши или толчок сзади.

В Японии повернуться к противнику спиной считается страшным позором. В на­казание учитель безжалостно колотит провинившегося борца палкой. Так что зайти за спину японскому суматори в современном сумо считается делом невозможным. Потому и прием окуридаши числится в арсенале сумо лишь формально. История этого спорта практически не знает таких побед.

Джон намеренно долго маневрировал по рингу, путая противника. Тот устал сле­дить за быстрыми перемещениями Джона, а когда на миг потерял бдительность, Джон тут же оказался за спиной исполина и провел фатальный прием. Восхищенный зал аплодировал Джону стоя.

Заработав титул чемпиона, Джон стал ведущим тренером школы суматори в Калифории. Он искренне надеется, что сумо однажды станет олимпийским видом спорта. Мировое признание должно привлечь на сумоистский ринг новых перспек­тивных атлетов. Впрочем, и без того сумо становится все более популярным за пре­делами Японии. И это скорее настораживает, чем радует самих японцев. Особенно сильно озадачило отцов сумо рождение на Западе женской разновидности борьбы. Многие в Японии считают женское сумо едва ли не святотатством.

«Японцам стоит напомнить их собственный афоризм, — смеется Джон. — «Чем большей ценностью ты владеешь, тем больше людей хотят ее у тебя отнять!»  

 

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

АМЕРИКАНСКИЕ И ЕВРОПЕЙСКИЕ СУМОИСТЫ ОТКАЗЫВАЮТСЯ НАРАЩИВАТЬ ВЕС ТЕЛА ЗА СЧЕТ ЖИРОВОЙ ТКАНИ. ОНИ КАЧАЮТ «ЖЕЛЕЗО».

Джон Сабо тренирует членов самого большого клуба сумо в Калифорнии, который называется «Оушн Сумо Куокай». Клуб объединяет поклонников сумо обоих полов. По меньшей мере 90% всех женщин сумоисток тренируется именно здесь.

Клуб организован Джимом Ловером, который в прошлом был соревнующимся атлетом и остается большим энтузиастом сумо. У себя на заднем дворе он очертил на земле сумоистский круг (дохе по-японсни) и назвал его Дохе Мечты, переиначив название фильма Кевина Костнера. Теперь по выходным к нему стекаются сумоисты со всей округи, чтобы провести спарринги или просто пообщаться. Экзотическое место не раз использовали киношники для съемок фильмов и музыкальных видеоклипов. Рядом с дохе Джим Ловер вкопал традиционный сумоистский столб, который японцы называют тепло. Это древний тренировочный снаряд в сумо. Борцы используют его для развития толчковой силы, а также для отработки ударов открытой ладонью, хотя последние сегодня и запрещены на соревнованиях.

Иногда на задний двор дома Ловера набивается так много народа, что для проведения спарринга приходится выстраиваться в очередь. Пока одни борцы, ожидающие своего поединка, сидят на корточках вокруг дохе, другие практикуют на открытом воздухе ритуальный полуприсед сонке. Казалось бы, все как в Японии. И только взгляд специалиста сразу же заметит примечательную разницу. Американские суматори совсем не похожи на своих японских коллег. Это крепкие мускулистые люди. Свой вес они предпочитают наращивать «железом», так что бодибилдинг является их второй спортивной специализацией. В «исполнении» культуристов сумо выглядит совсем иначе. Это динамичный и зрелищный спорт, обреченный на мировую популярность.

 

Комментарии
Оставьте комментарий первым!